Байки  (Прочитано 88738 раз)

Оффлайн Mustafa

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 1411
  • Пол: Мужской
  • Из СРМ
Re: Байки
« #840 : 07 Февраля 2019, 08:31:22 »
Я и несколько моих друзей решили смотаться в тайгу, кедровых шишек набить. Загрузились значит мы в автобусик и двинули на выходные в путь. До места добрались быстро, благо знатоков шишечного дела в команде из 8 человек хватало.

Первым делом,конечно,решили по «соточке» накатить,так сказать за успех мероприятия. Накатили. Потом палаткой занялись, костерком. Между делом ещё пару «соточек» пропустили. Кто-то предложил начать «бить» шишку. Спохватились, а колотушки и позабыли с собой прихватить. Чем по деревьям стучать, никто не знает. Думали-думали, порядочных идей в голову не приходит. Пропустили ещё по одной.Тут-то идея и родилась. Один говорит:

-Давайте бревно найдём. Ввосьмером один раз ударим, больше не понадобится. Все шишки враз с дерева упадут.


По поводу столь замечательной интеллектуальной находки приняли ещё по одной. Нашли дерево, немного подтесали его. Взяли, разбежались и ....мимо кедра пробежали. Те, кто бревно направлял, не самыми трезвыми на ту компанию пришлись. Мимо кедра пробежали, а дальше спуск. Под горку ввосьмером бежим, а остановится вот ну-ни как не можем.Дальше спуск становится круче, бежим быстрей.Кто-то истошно орёт:

-Не бросайте, мужики, бревно, не бросайте! Ноги поотдавит всем!

Бегут. Внизу дорога. По дороге движется УАЗ. Мужик в УАЗе смотрит и глазам своим не верит:бегут на его УАЗик восемь здоровенных лбов с бревном, останавливаться не собираются. Он по тормозам, из машины и в лес.

-Если бы шофёр УАЗика не остановился-вспоминал потом один из участников «забега»-мы бы, может, мимо пробежали, а так, прямо в боковину машины врезались, огромную вмятину пробили.А что было потом, я и вспоминать не хочу

Оффлайн Mustafa

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 1411
  • Пол: Мужской
  • Из СРМ
Re: Байки
« #841 : 07 Февраля 2019, 08:41:45 »
Два ветерана и больничная еда

В конце 90-х положили в отделение травмотологии детдомовского пацана. Лежал он в больнице очень долго и никто его не навещал, поэтому питался он очень плохо. Больничная еда тогда была очень скромной и разнообразием не отличалась: суп из мутной жижи и тремя вермишелинами и овсяная каша на воде и почему-то без соли. А вот ветеранам к этому скудному пайку ещё полагался кусок хлеба с маслом и сыром, яйцо и яблоко. И вот один из лежащих в отделении ветеранов прознал, что в соседней палате детдомовский пацан голодает и просил разносчицу еды свои ништяки ему отдавать, плюс домашние угощения передавал.

Женщина честно отдавала хлеб с маслом и яйцо парню и все это так не понравилось лежащему в этой же палате другому ветерану. Скандал был грандиозный. Сначала он обвинил женщину в краже еды у ветерана. Когда первый ветеран подтвердил, что он добровольно отказался от доппайка в пользу сироты , то второй ветеран тут же возмутился, что тогда в первую очередь эту еду надо было предложить ему, а не какому-то там сироте.

При этом свою порцию дед не ел - крошил её в тарелку и отдавал обратно разносчице , а питался исключительно домашней едой.

Закончилась история тем, что первый ветеран обозвал второго штабной крысой, который и в войну сволочью был и в старости ею же остался, а пацана попросил перевести в его палату. Просьбу удовлетворили.

Оффлайн Mustafa

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 1411
  • Пол: Мужской
  • Из СРМ
Re: Байки
« #842 : 07 Февраля 2019, 08:53:00 »
Пятеро заядлых охотников, зимой поехали на УАЗ-469 на лося, взяли лицензию, как и полагается. Приехали на место, началась позёмка, которая вскоре усилилась. Какая охота когда непогода, переживают, ведь лицензия может пропасть… Сидят в машине выпивают, ждут, вдруг прекратится буран. Тут Н. вышел, присел сзади машины, где затишье, решил справить нужду. Следом выходит с другой стороны машины с лопатой его закадычный друг П., большой шутник, балагур и мастер розыгрышей. Он подкрался к сидящему на корточках, лопатой выкинул его «золото» и вернулся на место. Попросил остальных помолчать, и ждут, что же будет дальше.

 Н. встал, осмотрел место куда откладывал свой «клад», осмотрел свои штаны, ничего не найдя очень удивился, пожал плечами и вернулся. Все молчат, продолжают перекус, тут П. говорит Н. – «Что то воняет г...ном, ты случайно не обмарался…» Н. вспомнил что он не нашёл свой «клад» посмотрел вопросительно на других, у тех тоже кислая мина на лице. Н. снова выходит из машины, спускает по одному трое штанов и тщательно осматривает все складки, а нетуу… Все, четверо, лежат в машине и хохочут. Ничего не понимающий Н. возвращается и только тогда до него дошло, что его жестоко разыграл лучший друг. Скорый на руку Н., с матом набросился на П. да удержали драчуна. Насмеявшись вволю, на этот раз вернулись без лося…




Коль понравился случай на охоте, расскажу другой не менее смешной его же П. розыгрыш…

Он лежал в больнице, лечащий врач назначил ему клизму на следующий день. С утра его пригласила дежурная медсестра на назначенную процедуру. Надо сказать что медсестра была молоденькая, только что из училища. П. знал, кому попадает, «подготовился» и лёг на кушетку. Медсестра ввела ему в кишечник воды, он закатил глаза, и вода полилась у него изо рта. Медсестра в шоке, перепуганная побежала к доктору…

Когда доктор узнал, у кого это такая не стандартная реакция на стандартную процедуру, выгнал его из больницы с треском, поставив отметку о нарушении на больничном листке (он хорошо знал его художества). Оказывается, П. перед процедурой набрал полный рот воды и всего лишь приоткрыл рот во время процедуры… Вот такой был П. хохмач, мастер розыгрышей, да пусть ему земля будет пухом.

Оффлайн Mustafa

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 1411
  • Пол: Мужской
  • Из СРМ
Re: Байки
« #843 : 09 Февраля 2019, 20:10:21 »
Был простой двухдневный выход. Ну как простой — сплошная тактика. Тут тебе и скрытное перемещение, и движение на марше, и «ночная» - в общем, всё в одном флаконе. Просто бегаешь по тайге - в «войнушку» играешь, правда, много и долго. Одно радует, что твои командиры и начальники любят тебя на расстоянии. То есть подарок это мне такой, согласно планов боевой подготовки. Короче, разрешили мне мои командиры послужить с ними отдельно. Проверить чуйства, так сказать. Жаль только, что - не годами.

В войнушку играем по-серьёзному. Вместо БК в РД у бойцов по два силикатных кирпича. Причём не просто сереньких, а расписных, некоторые даже «под хохлому». Ну и с моей подписью, естественно. Мне ротный писарь сделал для всех бойцов, красивенькие такие. На каждом «дарственная» от меня - «Самому Сильному Пулемётчику взвода!», «Изя — ты лучший!!! Чмоки, чмоки.», «От л-та А. Новикова, На долгую память.», ну и так далее.

Побегали, поигрались и привал, обед, типа. Пулемётчик с радистом грустят. Нет, не так - ГРУСТЯТ. Здоровенные они. Этот «сухпай» нормальному мужику при сутках активной работы так - «на один зуб». А для таких РАМ - это вообще издевательство.

Расположились на полянке. Море недалеко. Время года — поздняя осень, но сухо. Листва уже с деревьев облетела. Это, кстати, огромная проблема при отработке тактических навыков в лесу. Условия значительно меняются. Всё уже по-другому делать приходится. Свои тонкости, в общем.

Рядом заливчик небольшой. Места очень красивые. ЗКП ТОФа недалеко — когда-то была закрытая зона, КПП на дорогах стояли. А сейчас джипы по ней катаются, ну «на шашлыки», типа. Вот рядом одна такая компания и расположилась. Машины дорогие, лица в них тревожные, дамы с ними, соответствуют понятиям - со всеми наворотами. Сразу видно, младшие научные сотрудники из какого-то НИИ. Не, нам не жалко, конечно, да и мы первые сюда прибежали. В море уже, правда, за «чо пожрать» не полезешь — холодно. Сидим, отдыхаем.

Минут через двадцать подходят к нам два младших научных сотрудника, ну, чисто познакомиться. Один из них поздоровался.

- Здорово, военные. Вы из чьих будете? Штукатурка у вас на лицах (мы в боевом гриме) впечатляет.

- И тебе не хворать. С какой целью интересуешься?

- Да я мимо вас тут за дровами проходил, волыны на вас интересные.

Сотрудник кивнул на мой Вал.

- Да морпехи мы, морпехи. Видишь, Родину охраняем.

- Слышь, братан, а помацать можно?

Опять кивок на мой Вал. Я отсоединил магазин. Передёрнул затвор. Подобрал патрон. И протянул разряженный автомат сотруднику. Я на всех выходах всегда грубо нарушал меры безопасности. Оружие у всех было всегда заряжено. Патрон в патроннике. Оружие поставлено на предохранитель. Всё по-боевому. Боец тогда по-другому к своему оружию относится. Привыкает его уважать. Не бояться, а именно уважать. Эта штука убивает, а не просто на стрельбище мишени валит.

Два моих сержанта демонстративно положили свои автоматы себе на колени. Сотрудник манёвр оценил и уважительно хмыкнул. И обратился ко мне.

- Слышь, братан, ты же здесь, типа, за бригадира.

- Ну да. А это (кивок на сержантов) — звеньевые.

Сотрудник радостно заржал. Повертел в руках Вал и вернул мне.

- А ты молодец, в теме. Чё делаете то здесь?

- Да обеденный перерыв, типа, у нас.

- Да? Ну и как оно?

Тут уже не выдержал ГРУСТНЫЙ радист.

- Да. Бля! Щас к морю спустимся, пингвинов наловим, вот и пообедаем!

- Понял. Долго ещё здесь будете.

- Да ты понимаешь, с пингвинами щас не очень — не сезон. Так что мы пойдём скоро.

- Подожди, не уходи так сразу. Щас вернусь.

Сотрудник вернулся к трём своим джипам и начал что-то объяснять одному братку. Через некоторое время вернулся со здоровенным ящиком. Ящик даже по виду был тяжёлый и пах очень вкусно.

- Бригадир, это, типа от нашего стола — вашему столу. Чисто - уважуха от нас. Мы в понятиях. Дело вы правильное делаете. Родина — это святое.

- Ага. Спасибо. А хотел -то ты что. Ты дальше слова говори, пожалуйста.

- Не, ты не подумай, что я тебя впрягаю. Но пошмалять из этого можно?

- Почему нельзя? Уважу правильного человека. Сколько вас?

- Да так-то нас шестеро.

- Ладно. Дам вам два магазина. Только прошу очень — без непоняток. Злые мы.

- Ага, вижу. Эт точно, лица у твоих звеньевых добрые. Мы через полчаса подойдём, когда вы покушаете?

- Да не вопрос. Жду.

Пообедали мы достойно. Потом отстрелялись у меня эти «братки» по пенёчку за пятьдесят метров. На лицах щенячий восторг. Ну да. «Вал» очень сильное впечатление производит, когда из него первый раз стреляешь. Если фанат этого дела, конечно. Ну и потом последовал неожиданный вопрос.

- Бригадир, ты бы уже обозвался.

- Поручиком зови.

- Поручик? Крутое погоняло. Поручик, из чего другого у тебя пошмалять можно?

Я задумался.

- Ладно. Дай свой пейджер. А то мобила у меня на других частотах работает ( я хлопнул по рации). Если решу твой вопрос, сообщение скину — куда и когда подъехать. Но, обещать железно не могу. Там уже сам думай.

- Забились.

На следующий день вернулись в ППД. Как только сдали оружие в оружейку (после чистки!!!), помылись — переоделись, я рассказал ротному о своей неожиданной встрече. В канцелярии, кроме ротного, присутствовал грустный политрук Лёха.

Почему грустный? Вы не поверите. Каким-то образом Лёша умудрился «намотать на винты», причём не просто «намотать», а ему там знакомые девушки составили целую «екибану», вплоть до «лобковых БТРов». Медик так и сказал - «Полный комплект». К тому же, поделился «этим» со своей супругой. И в один прекрасный день она примчалась на КПП с криком - «Где эта блядь трипперная???!!!». Так что в настоящее время Лёхе кололи антибиотики, а он уже третий день скрывался в расположении батальона от гнева разъярённой супруги. И все офицеры роты разрабатывали ему легенду «Заражение венерическими заболеваниями военнослужащих МП неполовым путём». Не ну а что? Настоящий замполит, я считаю!

Начал я, как говорится, издалека.

- Костя, у тебя же день рождения на следующей неделе, так?

- Ну да, а что?

- Ну, ты там поляну уже хоть в теории подготовил?

- А то! Не сцыте, Поручик! Будут вам «вино и фрукты». Три литра «Шила» есть и две большие железные банки маринованной капусты.

- Молодца. Уважаю. Прям — свадьбу в Китае можно отпраздновать.

- Не, ну а ты что хотел? Кордебалет с шампанским?

- Неплохо бы, конечно, но не получится, хотя мысль одна есть.

Я красочно, в лицах, описал ротному свою встречу с младшими научными сотрудниками и предложил идею — бандосы стреляют у нас на полигоне и платят нам за это деньги. А мы на них устраиваем феерический дебош в ближайшем баре «Снежинка» (в народе «Сугроб»), посвящённый дню рождения любимого командира роты.

Ротный от такой моей наглости аж прибалдел и молча открывал рот, не в силах что-либо проорать. Лёха, автоматом пролетающий мимо — ему антибиотики колят, пить нельзя, возмутился.

- Сядем все!

- Молчи уже, замполит трипперный! Твою тельняшку, вон, в углу, две бледные спирохеты с кокер-спаниеля размером с рычанием терзают!

- Не, поручик, он прав!

- Да мы по уму всё сделаем. Двух бойцов на КПП с рацией — на стрёме. И запаркуются они не на въезде, а в сторонке. Ну и на обеде отстреляются. Всё равно все боеприпасы еле успеваем отстрелять.

- Костя, сядем все!

- Поручик, мне тока с особистами проблем не хватало!

РЕКЛАМА
- Да я просто на шлагбаум замок повешу и бойцов своих в кустах поставлю. Не спалимся. Я уже тройную систему безопасности продумал.

- Костя, сядем все!

- Костя! День рождения — это святое! С этим не шутят!

- Костя, сядем все!

Короче, уломал я ротного. Да и возможностей вагон — рота три раза в неделю стреляет. Подобрал день, когда наши офицеры (ДШБ) и по полку, и по автопарку стоят, чтобы оповестили, если что. Скинул на пейджер сообщение бандосам. Приехали. Первый раз их четверо было. Я сразу с ними определился.

- Товарищи братва, в одну шеренгу становись! Слушай меры безопасности при проведении стрельб из стрелкового оружия.....

Все как надо до них довёл. Два сержанта с ним занятие провели «изготовка к стрельбе». Что докладывать и как действовать они у меня уяснили.

Стреляли они из всего. Вплоть до АГСа. Там много. Всё как положено. Обычные УКС (упражнения контрольных стрельб). Правда, бойцы не в камуфляжах, а в кожаных куртках. Ну и два сержанта сзади с заряженными автоматами — мало ли что.

Ротному организация понравилась. Всё «по уму». Бандюги просто в щенячьем восторге. Очень фотки просили сделать. Но, у меня ума хватило жёстко отказать. Вот, думаю, если что, какой хороший ментам подарок будет.

Как закончили (в час уложились), подходит ко мне их бригадир.

- Поручик, ну спасибо, уважил! Скока я тебе торчу за боеприпасы?

Я набрался наглости.

- Двести (тогда в России всё в у.ё. меряли).

Не, ну а что? По полтиннику с персоны, за такой «Праздник Души»? Я считаю — даром.

- Не вопрос. Держи. Чот ты так, символически. В следующий раз когда?

- Я маякну.

- Договорились.

Бригадир протягивает мне 800, ВОСЕМЬСОТ ДОЛЛАРОВ !!! Видимо посчитал по двести с братка. Сказать, что полученная сумма меня немного шокировала — культурно промолчать. При моей-то зарплате, в пятьдесят баксов, два месяца назад!

Разделили всё красиво. По сотне всем офицерам, кто присутствовал, включая трипперного Лёху. Ну и блок хороших сигарет и торт - сержантам-инструкторам. Осталось у нас триста. День рождения прошёл шикарно. Не пошлая пьянка в ротной канцелярии, а «культурный выход с очередными любимыми женщинами». Авторитет наш в «Сугробе» взлетел до небес.

На следующей неделе сотрудники приехали уже вшестером. Прошли через КПП. Их ко мне направили. Я как раз со взводом занятие по тактике проводил - «Бой в городе». Не первый раз уже. Бойцы по дому (был на полигоне один — как раз для таких целей) очень красиво и эффектно скачут. Братва ооочень впечатлилась. Бригадир их аж вопрос задал.

- Поручик, а моих так натаскать можно?

- Да было б желание. В цирке медведи на велосипедах ездят.

- Так может ты это — проконсультируешь? Не обижу.

- Подумаем.

Отстрелялись они у меня опять, расплатились по установленной таксе и уехали. У меня уже мысли всякие в голове нехорошие бродят — Чё я в этой армии делаю? Это же ведь не уже просто - «Так, повезло, на халяву», а уже серьёзный стабильный доход.

Подхожу к ротному.

- Костя, тут такое дело, братва просит с ними занятие по «Бою в городе» провести.

- Да ???!!! Ты, ваще уже оборзел !!! Ты мне ещё план-конспект проведения занятия на подпись принеси!!! Инструктор хренов!!! Тебя Родина чему учила?! Братву натаскивать?!

- Не, ну а чо? Время-то можно выкроить.

- Ага! А на КПП табличку сменить на «Учебный центр «Пацанский»! Нет, бля! И так из-за тебя всей толпой по лезвию гуляем!

В общем. Не получилось у меня «штурмовую группу беспредельщиков» подготовить. А мысль была интересная.

После того, как бандосы третий раз на полигон приехали, я понял — Жизнь Удалась! Я даже парфюм себе дорогой купил, ну слабость у меня такая, после вшей на первой чеченской. «Мыльно - рыльные» себе обновил, как у принца Монако. В «Сугробе» мы уже, по ходу, жить стали. Даже мысли всякие глупые в голову лезть начали — «гражданку» себе купить штоли?

Через неделю, когда ротный проводил совещание (график несения службы, с дикими воплями, офицеры роты обсуждали), прибежал посыльный от дивизионных особистов. И сразу ко мне.

- Тащ, лейтенант, вас в особый отдел вызывают, срочно.

Занавес. Немая сцена - «К нам едет ревизор!». Ротный сбледнул с лица. Лёха собрался падать в обморок.

Прихожу в застенки. Встретили меня два наших гестаповца очень ласково. С добрыми улыбочками фельдфебеля расстрельной команды.

- Ну чо, Новиков, как оно? Как пизднес?

- Мне ваши беспочвенные намёки очень даже странны.

- Да в курсе мы уже всего. Нам просто интересно твою версию послушать.

Я на минуту задумался, потом отчаянно махнул рукой и с решительным видом сказал.

- Ладно! Записывайте! Сдам всех.! Значит так. Складские всю нормальную тушёнку на китайскую «Стену» поменяли. На паёк только её выдают. ГСМщики спирт на перевод техники на зимний период — зажали. Стопудово — сами выжрали. Вещевики такие «камки» хотели выдать, что на них шевроны МП пришивать — мужества не хватит. Расцветка - «Пленные Румыны». Что ни вечер - в батальоне дикие пьянки. Свою «пятёрку» по утрам - уже еле бегаю. Короче, товарищи особисты, принимайте меры! Служить так - у меня уже никаких сил нет!

Особисты выслушали меня с искренним сочувствием на лицах. Мы все хором с ними немного помолчали. Повздыхали. Потом старший из них (капитан) ласково меня спросил.

- Тебе чо, щас начать яйца в дверь пихать, штоли? Ты ж, падел, на полигоне криминальный учебный цент организовал. Ты действительно хочешь, чтобы ОМОН по городу на танках ездил?

- Ничо подобного! Ликвидирую, так сказать, пропасть во взаимопонимании между военными и шпаками. Прививаем патриотизм и чуйство сопричастности в деле обороны Родины, так сказать.

- В общем, так! Считай, что беседу мы с тобой провели. Края тебе указали. Дальше сам думай. Всё. Давай. Дуй отсюда.

Уже когда выходил, мне в спину.

- Ты про подоходный налог у барыг слышал? Такие дерзкие в пизднесе не живут!

Пришёл в роту. Пересказал ротному всю беседу, даже в лицах. Выводы он сделал правильные.

- Значит так. Кто нас сдал - уже не важно. У нормального особиста в каждой роте по паре стукачей должно быть — работа такая. Тему закрываем. Или потом у нас с тобой бригада пропишется, а деньги мимо пойдут. А когда спалимся, то никто нас прикрывать не будет. Из армии как пробки вылетим. Всё! Ты братве обещал чего?

- Да нет. Просто, «если есть возможность, маякну».

- Считай, больше у тебя её нет! Понял?

- Есть!

Вот так. А как хорошо всё начиналось. Да и младшие научные сотрудники расстроились.

В общем, не получалось у меня никогда, чтоб одновременно всё было — и деньги, и служба интересная. Нет, бывали, конечно, «моменты», но, к сожалению, ооочень эпизодически. Понятия эти, как я понял, несовместимые. Хотя, всё логично — если ты фанат профессии, то нафига тебе ещё и платить за получаемое тобой удовольствие.

Оффлайн Mustafa

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 1411
  • Пол: Мужской
  • Из СРМ
Re: Байки
« #844 : 25 Февраля 2019, 20:56:08 »
Дело было в середине 90-х, в Омске, у меня был небольшой компьютерный бизнес.
Однажды случился вечер, когда предстояло выдать зарплату, но в кассе не было налички. В долгу я быть не любил, держать голодом персонал совести не хватало и тяжкую думу поэтому в себе борол. Мои бойцы, изображая трудовую деятельность, похоже, тоже тосковали о лучшей жизни.

Дальше произошло то, что можно проиллюстрировать классической ильф-петровской фразой:
- Он так думал о колбасе, что вокруг него стали собираться собаки…

Открывается дверь и заходит былинный мужик в тулупе, унтах, здоровенном треухе в одной руке и здоровенной сумкой – в другой:
- Вы, что-ли, тут самые крутые компьютерщики?

Мужик был вида дикого, на покупателя компьютеров никак не похожего.
- Мы, - говорю. А что делать было?
- Показывайте мне все самое крутое, я покупать буду! У сына день рожденья, 7 лет ему.
Я смотрю на ближайшего бойца, тот откладывает отвертки-паяльники и начинает показывать «самое крутое».
Дальнейшее одновременно напоминало ярмарку и ресторан, когда неожиданно разбогатевший купец провозглашает широким жестом:
- Гуляй, рванина!

Дикий мужик навыбирал действительно «самое крутое»: дорогущий 21-дюймовый монитор – до сих пор его помню, мы таких больше не возили, мощнейший по тем временам пентиум, лучшую звуковую карту – знатоки вспомнят добрым словом – Gravis Ultrasound, струйный цветной принтер (тогда они были в новинку и были очень дороги), сканер и кучу всего по мелочи.
После чего подходит к нам:
- Сколько?

Бухгалтер Ирочка с недоверием быстро насчитывает какую-то запредельную по тем временам цифру. Я все ждал классической фразы от мужика:
- А чего так дорого? Нет... убирайте половину.
Однако мужик тут же молча открывает сумку – она оказалась доверху набита деньгами – и начинает доставать оттуда пачки.
- Я на сыне не экономлю, пусть будет самое лучшее!

Пока Ирочка пересчитывала деньги, я разговорился с мужиком. Оказалось – откуда-то с северов, насколько помню – с Нижневартовска. Я, понимая, что везти придется далеко, прошу повеселевших при виде живых денег бойцов упаковать технику попрочнее.
- А не надо ее сильно паковать. Я ее самолетом повезу.
- Ну, так тем более надо получше защитить?
- Не надо. У меня – свой самолет.
- Как - свой? - останавливается движение в офисе.
Оказалось – мужик возит на север колбасу. Бизнес оказался сверхпродуктивным, северный народ лихо наверстывал 70 лет дефицита, поэтому мужик через какое-то время, не мелочась, купил самолет.
Ан-12.
Четыре мотора, грузовой, больше 10 тонн колбасы одним рейсом.

- Я, - сказал тогда мужик, - сейчас в машину все это погружу, вон Вольво мое под окнами стоит, на машине в самолет заеду, потом в Нижневартовске выеду – и сразу домой. Ничего с этим компьютером не будет, так что – сильно не заклеивайте, все равно через пару часов распаковывать…
Такой у нас был первый частный клиент.


Оффлайн Mustafa

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 1411
  • Пол: Мужской
  • Из СРМ
Re: Байки
« #845 : 27 Февраля 2019, 07:59:47 »
Мужики поехали в какой-то заказник отдыхать, охота, там рыбалка, заплатили пошлину — все как положено по закону. Их проинструктировали — что трофеии сверх предоплаченных и разрешенных считаются браконьерством.

Отдохнули — довольные едут обратно. На выезде из заказника проверили их — все ок, ничего лишнего.

Дорога пустая — едут… Вдруг смотрят на обочине стоит одинокая банка стеклянная, чем-то заполненная. Останавливаются, подходят — а там черная икра. ДУмают — что-то не то… Смотрят — икра нормальная, свежая — все ок. Ну что тут делать — взяли с собой. Едут дальше. Думают — икра есть, водка есть — мож остановиться на привал… Так и порешили. Остановились, сели, разлили. Едят икру ложками, пьют — довольные, радуются. Сожрали все в общем. Поехали дальше, километров через 10 пост ГИБДД — их стопят.

Спрашивают их:

— Из заказника?

— Да.

— Лицензии на трофеи есть?

— Да, все есть…

Проверили — все ОК. Не отстают…

— Спрятанное есть что-нибудь?

Не верят, решили искать… Искали долго — ничего нет.

Наконец один не выдержал из гайцев:

— Икру везем браконьерскую?

— Ничего не везем! Вы ж сами все проверили…

Еще поискали… Какое-то перешептывание между гайцами… Наконец тот же самый говорил:

— Мужики, где трехлитровая банка черной икры?!

— Нету никакой икры!.. Проверили же уже два раза.

— Вы что, ее сожрали что ли??!

Оффлайн Mustafa

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 1411
  • Пол: Мужской
  • Из СРМ
Re: Байки
« #846 : 28 Февраля 2019, 08:13:10 »
СЛУЧАЙ НА КАССЕ


Стою в очереди на кассу в одном из продуктовых гипермаркетов, передо мной стоит семья - огромный бородатый мужик в пуховике, маленькая жена в мини юбке на тоненьких ножках и острых каблуках и ребенок лет пяти-семи.

Когда подходит их черёд и транспортерная лента доезжает до кассира, мужик перемещается за кассу и начинает собирать продукты в пакеты, один пакет уже собран , вот в ход пошел второй пакет, но кассир не находит штрих-код на мешке картофеля… Кассир вежливо просит маленькую жену отказаться от покупки картофеля или сбегать до весов и взвесить его, пока пробиваются другие покупки.


На эту просьбу у маленькой жены округляются глаза и она начинает верещать на весь гипермаркет, что они все уроды, что у них нет сервиса, что она вся такая-растакая и ей не пристало бегать с картофаном по магазину, что клиент всегда прав, что кассир должна при ней прямо сейчас метнуться до весов, что она сейчас напишет им в книгу жалоб и предложений, что если кассир отказывается подчиниться её приказу, пусть зовет директора магазина итд итп. Кассир не выдержала оскорблений и это переросло в устную перепалку двух женщин, где уже не было ни правых, ни виноватых.

Очередь уставшая наблюдать за этой феерией, начала поджимать, кто-то выкрикивал - да насрите вы на эту картошку нам не стоять же здесь вечно! Женщина успокойтесь! Вызовите охрану! И это все из-за картошки? Да успокойте кто-нибудь уже их!


Оказавшись между всех огней, я почувствовал что краснеть начинаю даже я уже даже мне стало настолько стыдно за эту маленькую миловидную жену, того здоровяка, что я адски пропотел и моя футболка начала прилипать к спине. Расстегнулся, снял шапку, стою потею, смотрю на того мужика вопросительным взглядом, вокруг всей этой очереди нарезает круги их ребенок, который, видимо, тоже не знает куда ему провалиться.

Глава семьи тоже стоит красный и не знает что ему делать, но он берет себя в руки и как гаркнет:

-А ну тихо все @ля!


Воцарилась тишина, мужик молча вырывает у кассира из рук мешок картошки, откладывает его в сторону, показывая жест – перекрещенные руки. Наконец-то все выдохнули, сканер на кассе начал в привычном темпе «отпикивать» товары, а мужик наклонившись к своей миниатюрной жене говорит ей вполголоса:

-Лен! Ты пойми меня правильно, такими выходками ведь ты не себя позоришь! Ты меня позоришь!!!

-СЧЕГОЭТОТЫВЗЯЛ?

-Лен, теперь весь магазин думает что ты такая стервозная потому что я тебя совсем не @бу! А я только этим и занимаюсь, поэтому мне стыдно!

В ответ она лишь посмотрела на него снизу вверх преданным взглядом и побрели они молча в дали торгового центра…..

Оффлайн Mustafa

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 1411
  • Пол: Мужской
  • Из СРМ
Re: Байки
« #847 : 01 Марта 2019, 07:51:37 »
    ЗАДАЧКА ДЛЯ САМЫХ УМНЫХ

Преподаватель сел, достал билеты, зашла первая пятерка студентов, и процесс пошел. По воплям экзаменатора мы поняли, что наши самые тревожные ожидания оправдались. Человек оказался каким-то серьезным профессором и не мог спокойно слушать бред наших бедных студенток. Это было жестокое побоище!

Апофеоз настал, когда незнакомый нам злой экзаменатор заставил нашу Катю, пьющую девочку из очень далекой глубинки, написать синус в квадрате плюс косинус в квадрате. Катя старательно вывела на доске каллиграфическим почерком слово «синус», обведя его таким же ровным красивым квадратом. Как раз в этот момент в аудиторию заглянула староста группы.

Оценив ситуацию, она вернулась в коридор, схватила меня и подтолкнула в аудиторию, заявив профессору, что я очень хочу отвечать без подготовки. Экзаменатор согласно кивнул и показал рукой на стул перед ним. Я села, выбрала билет, стала отвечать. Он вытаращил глаза:

– Бери другой билет! Беру. Одна теорема, другая. Проверил меня на предмет наушников – а мне смешно. И давай меня грузить:

– А ну-ка, расскажи теорему косинусов – три доказательства, прямо сейчас? Так. А вот это?

И так целый час. Но мне даже понравилось. Было приятно что-то доказать этому дяде. В итоге удовлетворенный экзаменатор сел на свое место, достал мою зачетку и поставил «отлично». Потом я узнала, что он даже на физмате девушкам больше четверки не ставил.

– И почему на вашем факультете все такие тупые? – вздохнул мужик. – Что конкретно вы здесь забыли?

– Мы не тупые, – ответила я. – У нас просто мышление по-другому устроено – творчески. И вообще математика для начальной школы иногда бывает сложнее, чем для высшей.

– Это как? – удивилось светило.

– А вот так! С этими словами я вернулась в коридор, взяла пакет с книгами, вытащила учебник по математике для четвертого класса, открыла, где была закладка.

– Решите вот эту задачку, – и отдала книгу профессору.

Он стал читать. Условия такие: от двух берегов большого озера навстречу друг другу плывут две лодки. Между ними от одной лодки к другой плавает человек. Доплывет до лодки, разворачивается и обратно. Чем дольше обе лодки в пути, тем сильнее сокращается дистанция пловца. Дано расстояние между берегами, скорость лодок, скорость пловца. Вопрос: через какое время пловец остановится?

Дядя еще раз посмотрел на обложку учебника, схватил листок и карандаш. Сказал всей группе заходить и готовиться. Все забежали, билеты выбрали и сели, счастливые, списывать. Мужик начал чертить какие-то иксы и игреки. Аж язык высунул от усердия. На первый взгляд казалось, что, если сложить кусочки расстояния от пловца до лодок, можно добраться до сути, потом сложить отрезки времени, и получится правильное решение. Но на деле на бумаге было слишком много расчетов, и в течение получаса профессор еще не пришел к ответу. И тогда я ему подсказала:

– Есть простая формула: расстояние делим на скорость, получаем время. Расстояние между берегами дано в задаче, скорость лодок – тоже. Делим расстояние на скорость лодок и узнаем, когда они зажмут пловца – через пятнадцать минут. У препода челюсть отвисла:

– А как же пловец?

– А что пловец? – улыбнулась я.

– Раз лодки прижмут пловца через пятнадцать минут, то без разницы, какая у него была скорость. Это просто лишние данные. Видите, задача-то со звездочкой – для самых умных деток в четвертом классе!

После этого я собрала вещи и смылась домой, оставив онемевшего профессора с остальными студентами. Как узнала позже, экзамен он принимал хорошо, двоек не ставил.

До конца экзамена просидел в ступоре.

Оффлайн Commander

  • Новичок
  • *
  • Сообщений: 11
Re: Байки
« #848 : 01 Марта 2019, 16:12:15 »
Мустафа! Ты один тут бедняга на форуме живёшь чё ли???? Ты служил на СРМ? А призвался аж из Севаса?? Там своих шо ле не было мест для службины??

Оффлайн Mustafa

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 1411
  • Пол: Мужской
  • Из СРМ
Re: Байки
« #849 : 16 Марта 2019, 13:47:17 »
Решение проблем по Американски. "Mission failed..."

Больше всего на свете люблю, как американцы решают большие проблемы.

В 1970-м году на пляж Орегона выбросился кашалот размером в 14 метров (пятиэтажный дом?) и благополучно скончался.

Местному чиновнику дали приказ избавиться от несимпатичного трупа. Ну, и тот начал чесать репу, что делать с привалившим счастьем. Закапывать — долго и тяжело, да и море все равно вымоет, эмм, могилку. Вывезти на горбу такую тушу — ни одна машина не потянет. И тут бравый американский чиновник придумал гениальный план. Он решил разрезать кита на мелкие кусочки, которые, по его мнению, съедят чайки-обжоры.

Для этой цели был выбран чисто американский способ решения проблем — взрывчатка. Чем еще американец режет хлеб по утрам? Правильно, взрывчаткой.

Короче, кита решили взорвать, бля. Мало того, что он умер, так ему надо ведь подогнать немного демократии.


Заручившись поддержкой военных, у которых и без того руки всегда чешутся (Вьетнамская война бушует, а они дома сидят), чиновник рассчитал, что для уничтожения подобного дорожного завала из говна и палок понадобится 500 килограмм динамита, поэтому именно столько он решил использовать и на ките. Обложив тушу несчастного животного взрывчаткой, решатели проблем в костюмах и мундирах спрятались за ближайшим кустом и приготовились нажать на кнопку счастья.

Свидетелем всей этой интересной активности стал случайный прохожий — уважаемый пожилой ветеран второй мировой, который сказал, что ни в коем случае нельзя так делать, ибо последствия будут страшными. Но его, естественно, в таком кураже не послушали, а когда он начал махать руками и кричать про газы внутри кита, демократия с позволения красной кнопки успешно сдетонировала.

И это был не просто взрыв, а ВЗРРРЫЫЫЫВВВ! И эхо: «взрыв! взрыв! взрыв!» х100500 раз.


Так мир узнал, что мертвый кит это хранилище взрывоопасных газов, которые находятся под огромным давлением. И любое повреждение кожи приводит к высвобождению этих газов и выбросом внутренних органов на огромной скорости. 14-и метровая цистерна с метаном и какашками, короче. Добавь к ней полтонны динамита и получишь маленькую атомную бомбу.

Несчастное животное разлетелось на всю округу. Кита раскидало, расплескало, размазало отсюда вон до той линии горизонта и обратно. Грохот от взрыва был слышен в соседнем штате наверное.

Чайки-обжорки, на которых лежала самая ответственная часть операции «Мертвый кит», поступили как и любые разумные существа. Они просто съе....ались в ужасе в соседний штат и не появлялись на этом пляже еще очень долго, да и порции мяса-по-орегонски оказались чересчур большими для любой живности замечательного штата. Если кто не знал, то кожа кашалота примерно 30 сантиметров в толщину и твердая как сердце твоей бывшей, и такой құйқа ни один енот не осилит.


В итоге орегонцам пришлось чистить пляжи, леса, степи, холма и дома руками осужденных преступников и волонтеров. Но свой вклад в историю изучения обитателей океана они все-таки сделали.

Цена этого вклада включала в себя также и новенький автомобиль того самого ветерана. На нее упал какой-то орган кита и смял в лепешку. Сам ветеран отделался тяжелым испугом и проклятиями о «тупой молодежи, которая совсем не уважает старших».

Короче, никто не умеет решать проблемы так же интересно, как американцы.

Оффлайн Mustafa

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 1411
  • Пол: Мужской
  • Из СРМ
Re: Байки
« #850 : 29 Марта 2019, 17:07:11 »
 -Экипаж у нас дружный, спаянный.

 Есть свои долбни, но где уж без них! Сами со всеми познакомитесь, сделаете свои выводы. Только берегитесь боцмана - непредсказуемый тип.

Капитан Сердюк устроил мне, новому на корабле старпому, экскурсию по судну. Часа два мы лазали по самым тёмным закоулкам "Федько". Нырнули в машинное, поднялись на мостик, заглянули в кают-компанию, поинтересовались обеденным меню у носатого кока и посетили радиста, который всё время глупо хохотал. Морячки, занятые неотложными делами, поднимали головы, приветствовали капитана, а затем долго сверлили мою спину оценивающими взглядами. Меня немного насторожило то, что в глазах некоторых отчётливо читалось сочуствие, и, казалось, хотели они что-то сказать, но при капитане не решались.

Потом был обед, полчаса пустых разговоров, затем грузовой помощник объявил, что с трюмом покончено, и скоро займутся палубой. Сердюк благосклонно кивнул и предложил снова подняться наверх, продолжить занятия по матчасти теплохода.

Немного поплутав по переходам и приветствуя встречных (которые долго смотрели мне вослед), поднялись на левое крыло мостика. Тогда, в 82-ом, "Федько" уже не был последним словом кораблестроения, но всё же имел уважаемые габариты. Особенно, когда загрузка ещё не закончилась, и ватерлиния покоилась высоко над уровнем воды. Внизу, под нами, послышались крики, пёстрый морской мат и прочие, пока незнакомые моему уху шумы.

- Вот он, голубчик, Андрей Андреич, - сказал оскалившись капитан, и, перегнувшись через леера, крикнул:

- Андреич, что за шум?

- Да уродцы эти, докеры хреновы, огнетушитель спереть хотели.

Боцман вышел откуда-то снизу и, задрав голову, упёрся в меня взглядом.

- Здрасте! Вы наш новый старпом?

- Да!

- Бум знакомы, я боцманом тут работаю, Андреем Андреичем зовут. Детдомовский я. А родом из Раздельной. Тут недалеко. А Вы откуда? Как вам наша лайба? Вас Сергеем Николаевичем зовут? Видите, я знаю. Я всё знаю! Ну, мы ещё пообщаемся, труба зовёт!

Боцман ошарашил меня словесным потоком и переключился на капитана. Действительно, в нём что-то было необычным. В большинстве случаев его коллеги суровы и немногословны. А тут не успел увидеть - и сразу же за рассказы взялся. "Сказочник", - прозвал я его про себя, но намёка на опасность, обещанную кэпом, не обнаружил.

- Василий Владимирович, ну так что? Всё, есть новый старпом?

- Есть, есть, не волнуйся! - отвечал капитан.

- Ну так, а чё со старым делать? Каюту-то освобождать надо!

- Ну, Андреич, как обычно, не знаешь, что ли?

- Ага, понял.

Боцман исчез где-то под нами, а на мостик принесли кофе. Сердюк угостил меня импортным "Уинстоном" и закурил сам. Левое крыло выходило на причал на уровне пятого этажа хрущёвки. Двумя этажами ниже, на грузовой палубе послышались крики и вопли. Двое матросов за руки за ноги тащили связанного человека. Во рту его был кляп, голова неестественно закинута назад. За ними шёл потирая руки Андрей Андреич. Глянул на нас, показал пальцем на связанного, хохотнул и громко скомандовал,

- Всё, вперёд. Прощай, товарищ! И картинно отдал честь.

Матросики раскачали человека и на счёт три перебросили через фальшборт. Глянули вниз. Что-то сказали боцману. Тот тоже глянул вниз. Потом поднял голову к нам.

- Капитан, заминка вышла, на причал упал.

- Ну так спускайся, да скинь его. Да помой там, а то опять с милицией разбираться.

Кровь остановилась в моих жилах. На моих глазах за борт, на бетонный причал с высоты третьего этажа скинули человека. И произошло это с невероятной обыденностью. Ноги задрожали, забытая сигарета обожгла пальцы. Хотел что-то сказать, но глотку свело судорогой.

- Всё, - прервал паузу капитан, ваша каюта свободна. Вас проводят. Идите, располагайтесь. А про это - забудьте - новый старпом лучше старого.

Сердюк ободряюще потрепал меня по плечу и ушёл в рубку. В произошедшее не верилось. Что делать - не знал. Тогда не знал. А уже через три месяца сам принимал участие в розыгрыше, когда в Лиссабоне к нам на борт поднялся новый стармех, вместо старого, улетевшего на учёбу в Питер. Несчастное чучело летало за борт не раз, пока в Стамбульском порту не было изъято полицией, как улика преступления.

Байка основана на рассказах бывшего капитана черноморского морского пароходства, давно уже пенсионера, Недопуда Сергея Николаевича.

Оффлайн Mustafa

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 1411
  • Пол: Мужской
  • Из СРМ
Re: Байки
« #851 : 03 Мая 2019, 16:01:32 »
Тур в Германию. В магазине посуды наша тётенька, присматривая сувениры, подходит к продавщице и, нисколько не смущаясь, говорит по-русски:

- Покажите мне вон те стаканчики.

- Was? (Что?), - удивленно спрашивает продавщица.

- Вот те стаканы покажи, говорю, - уже немного раздраженно тётенька.

- Вас? - так же удивленно спрашивает продавщица.

- Вот те стаканы дай, - серьезно раскрасневшись тётенька.

- Вас? - с той же интонацией спрашивает продавщица.

- Вас, вас - х** тебе в глаз! - выдает разбушевавшаяся покупательница.

- Ах, глас, я, я - улыбается продавщица и подает стаканчики.

ЗЫ: Glass - нем Стакан, стекло.

Оффлайн Mustafa

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 1411
  • Пол: Мужской
  • Из СРМ
Re: Байки
« #852 : 22 Июня 2019, 17:37:22 »
Писал раньше, работаю на шахте. Отработали смену, выехали, скинули грязную робу и вперёд в душевую. Банные принадлежности хранятся в отдельной комнате, у каждого свои (полотенце,мочалка,мыло,шампунь). Заходим, забираем, купаемся, переодеваемся и кладём обратно до следующей смены. Напарник начал замечать, что полотенце спустя сутки всё равно остаётся влажным и дорогой шампунь понемногу пустеет. Значит, кто-то берёт его банный инвентарь. Решение он принял простое : купил 5 тюбиков зеленки и залил их в шампунь и ушёл на выходной. Через день появляется на работе и слышит от коллег историю,про одного из начальников (далеко не бедных людей). Заходит тот в душ, наливает от души шампунь в ладонь и начинает купаться, с него течёт зелёная вода в сток. Продолжалось это около часа, видели его все, кто был на работе в этот день.Так и не отмывшись от зеленки, начальник быстро оделся и в буквальном смысле убежал с территории шахты. Больше чужие принадлежности он не брал, а вот от клички "Шрек" ему избавиться так и не удалось.

Оффлайн Mustafa

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 1411
  • Пол: Мужской
  • Из СРМ
Re: Байки
« #853 : 28 Июня 2019, 14:46:24 »
Наш комбриг был личностью легендарной не только на Камчатской флотилии, но и на всем Тихоокеанском флоте. А то и всем Военно-морском. Звание адмирала он заслужил честно, в морях выходил, а не по паркету вышаркал. С лодочного лейтенанта начал, лодочным адмиралом закончил.

Он был высок, крепко сбит, громогласен, пучеглаз и усат. Дипломатии чужд, в решениях скор, но справедлив. Командиры лодок, эти гарнизонные небожители, особая каста в иерархии военного городка, его боготворили.

Распорядок дня его работы был своеобразен. Подъем в 10.00.Час на лыжах. Душ и подготовка к обеду, выражавшаяся в парочке рюмок коньяка. Обед и «адмиральский час».16.00 – работа в штабе.17.00 – прием вечернего доклада от командиров лодок и определение, у кого и в каком составе сегодня гуляют. 21.00 – 4.00 – гульня, причем обязательно с песнями.10.00 – подъем. И цикл начинался снова.

Конечно, он мог меняться в зависимости от обстоятельств, но ночная часть была почти нерушимой константой.

Он знал жизнь и людей.

Однажды, посещая подсобное хозяйство, адмирал заметил, что одна из свиней, не в пример другим, чиста и ухожена до безобразия, только что духами не пахнет. « Ебёт он ее, что ли…» - риторически произнес адмирал и приказал установить наблюдение. Разведка донесла, что матрос-подсобник действительно использует свинью, как любимую женщину.

Решению комбрига позавидовал бы и Соломон. На утреннем построении бригады, в весьма крепких выражениях была дана оценка морально-политического состояния личного состава береговой базы, подкрепленная подробностями «свинского» сношения. Комбриг был мастером слова, и не упустил ни мельчайшей детали. Это было устное учебное пособие по скотоложству. Считавшие себя искушенными в вопросах секса капитан-лейтенанты понурили головы, признавая неискушенность в этом вопросе. Седые старшие офицеры роняли скупые слезы, осознав, как много в этой жизни упущено и уже невосполнимо. Лейтенанты и мичманы целомудренно краснели, пытаясь представить процесс и себя в роли участников. Правда, их пыл был немедленно остужен кратким выступлением начальника медслужбы о передаче венерических заболеваний животными человеку, в частности, возбудителя сифилиса – бледной спирохеты.

- А еще любимое животное может наградить вас глистами, особенно при поцелуях. Вобщем, двумя уколами бицеллина не отделаетесь,- констатировал он.

Последнее замечание вызвало в последних шеренгах ожесточенную дискуссию.

Одни яростно доказывали, что бицеллин все лечит. Другие – что доктор прав, два укола от глистов не помогут, надо минимум четыре. Третьи спорили с четвертыми, когда нужно целовать животное – до или после, и не могли определиться. Пятые пытались узнать, что такое бицеллин и где его взять

Штатные острословы-гаеры тут же объяснили молодым лейтенантам, что это неотъемлемая часть « личного набора офицера-подводника». Туда входят: упаковка презервативов, упаковка боевых шприцев с бицеллином, 100 граммов спирта для дезинфекции, пластиковая мензурка, набор порнографических карт, русско-английский разговорник. Первые четыре позиции составляют повседневный комплект, а вкупе с двумя последующими – боевой.

Повседневный получается по рапорту на имя начальника медслужбы бригады, до боевого пополняется по рапорту на имя начальника политотдела, как правило перед выходом в море. В рапорте подробно указывается, для чего испрашивается каждая позиция. Например, карты - «для снятия напряжения в дальнем морском походе», разговорник - «для общения с женщинами легкого поведения в иностранном порту», ну а предыдущие – « для сохранения здоровья»

- Кстати, политотдел жмется, в последнее время, карты одни и те же выдает, мы уже к этим женщинам, как к женам привыкли…

- Как всегда, все новенькое себе оставляют…

- А я вообще в прошлом походе бэушную колоду получил, отомстили за неготовность к политзанятиям - пробасил кто-то и в подтверждение помахал в воздухе засаленными картами.

- Да и не хватить может перед походом-то. Я лично после построения пойду получать, да и вы, ребята, можете, по аттестату раз положено, пусть дают…

Волшебное слово «аттестат» сыграло свою роль. Еще в училище каждого курсанта инструктируют, что снабженцы часто не додают положенное по аттестату…

(Тех, кто написал рапорта, потом проверяли на венерические заболевания. Другим, сделавшим заявку на «боевой» комплект, и шутникам в том числе, политотдел занес в личные дела такую инфекцию…).

Первая шеренга, лишенная возможности дискутировать, рыдала от смеха…

Смех перешел в конвульсии после: - Равняйсь, смирно! Слушай приказ…

Комбриг жестом остановил начальника штаба – и так все ясно, да и народ подзамерз. И выдал. Конгениальное:

-Приказываю: ебыря сослать на Шумшу, а его блядь сегодня же зарезать!

Плац взорвался таким громовым хохотом, что контуженые вороны попадали с веток, в домах захлопнулись форточки, жалобно замычали коровы на подсобном хозяйстве, военно-морской пес Шкентель укакался, а у жены минера с Б-33 преждевременно ( на 2 месяца раньше) отошли воды.

- Не пойму, что здесь смешного,- обиженно сказал командир береговой базы, незаслуженно причислявший себя к бригадному начальству, потому считавший себя вправе подать голос на общем построении без разрешения.

-Мы и раньше непригодных к службе матросов отправляли на остров Шумшу…

После этого смех достиг силы ударной волны ядерного взрыва, лодки закачались у причалов, а люди начали падать на холодный, припорошенный поземкой асфальт и корчится, шевеля конечностями, как шевелит жук, перевернутый на спинку.

Приказ был выполнен.

Свинья оказалась на удивление вкусной.

Правда, на некоторое время экипажи лодок отказались от получения призовых поросят.

Есть такая, еще с войны, традиция. После успешной боевой службы или зачетных стрельб, экипажу лично командир бригады вручает розово-золотистого, благоухающего, зажаренного до хрустящей корочки, молочного поросенка.

Причину очень популярно раскрыл наш старпом:

- С-с-сука, а не матрос. Ну не могу я после него наших бригадных поросят жрать. Каннибалом себя чувствую…

Зато командиры лодок, очень не любившие командира береговой базы, получили убийственную аргументацию в опровержении его докладов о неубранной территории, пропаже вилок и ложек из офицерской столовой на столах такого-то экипажа.

- А у вас свиней ебут - говорили они, и тот замолкал. Комбриг посмеивался в усы.

Он тоже не любил выскочек.

Женился комбриг тоже оригинально. Дело в том, что дожив до сорока двух лет и став адмиралом, он ни разу не осквернял себя браком. Как у всякого старого холостяка, у него были устоявшиеся вредные привычки. На выходные он летал в Магадан. Пить пиво.

В Петропавловске не было пивзавода. Пиво было деликатесом, как, скажем, икра на материке. Его привозили из Магадана в малых количествах. Очередь за пивом всегда сопровождалась в Петропавловске грандиозной дракой. Поэтому комбриг летал в Магадан. К истокам. Рейс был коротким. Экипажи самолетов знали пассажиров, а пассажиры - экипажи. Вылет после полудня, возвращение после полудня на следующий день. В бухте Завойко, в Петропавловске, всегда к этому времени стояла подводная лодка, готовая доставить комбрига в базу.

Но однажды в экипаже самолета появилась новая стюардесса, и бастион пал. Впрочем, неважно, кто первым пал, кто кого на себя затаскивал. Но явно не комбриг. Что его потрясло, так это высота, на которой произошло знаменательное событие.

Никогда он о личном не говорил.

А тут вдруг с задумчивым видом он начал спрашивать записных бригадных ловеласов, кто из них имел женщину на высоте 10 000 метров. Когда оказалось, что никто, комбриг женился. На этой стюардессе. Видно, потрясения пережить не смог. В этой подводной лодке она и прибыла.

Видно, много пива было выпито перед падением бастиона. Да и высота может подействовать неадекватно, если ты привык к глубине.

Наши женщины ее сразу невзлюбили. Ведь раньше как было: пора мужу в академию, на классы, на повышение, да и просто звание получить - знали, куда идти. Такса известная, да и не без приятности. А тут сложности, а вдруг новая глаза за комбрига выцарапает?

Однако, обошлось. Жена- то не глупая оказалась, не видела, что не надо. Даже дружить с ней начали. Пока одна дружит, другая с комбригом кадровые вопросы решает. В общем, все тихо, по- семейному, как и должно быть в гарнизоне.

Иногда комбриг устраивал гарнизонным кумушкам, чтобы они не забывались, семейную выволочку. Бербаза получала приказ: все неуставное, что будет найдено под окнами домов, а так же извлечено из забившихся труб и унитазов, сдавать в клуб.

Начальник клуба монтировал пару – тройку стендов, на которых размещал полученные предметы, снабжая их бирочками. А так как он был человек творческий и не чужд юмора, он эти бирочки детализировал.

Например: «трусы женские, рваные. Дом 3, кв. 7.Карманова.», «вата использованная постменструальная. Дом 4, кв. 6. Воробьева». Презервативы висели гроздьями на одном гвоздике, но гвоздиков на стенде было много.

Комбриг собирал женщин в клубе, стенды выставлялись на сцене, и начиналось.

Сначала в благопристойных тонах и по-доброму, по-отечески: «Дорогие женщины, подруги наши боевые…» Потом комбриг входил в раж, указкой приподнимал презервативы, зачитывая фамилию той, под чьим окном они были найдены. «А ведь лодка – то Вашего мужа была в море»- подводил он безжалостный итог. Женщина вскакивала и начинала верещать, что это под ее окно подбросила проклятая Людка, что презервативами они с мужем не пользуются, так как даже слово такое произносить стесняются в аптеке, а аптеки нет в гарнизоне, а…

Тут вскакивала Людка и переводила стрелки на Катьку, не забыв облить грязью предыдущую ораторшу. Начинался женский гвалт, который прекращался комбригом всегда одинаково:- Молчать, блядское отродье! Вы, бляди Владивостокские, Ленинградские, Урюпинские и Мухосранские, можете свою пизду как хотите использовать, но матросов развращать не позволю! У них из-за вас и так после утренней приборки под домами головы назад закинуты, залупа в подбородок упирается! Еще раз повториться кем-нибудь, отправлю с мужем в Приморье!»

В Приморье не платили двойного камчатского оклада и угроза была действительно страшной. Посему, чтобы упредить удар, обиженные женщины звонили командующему флотилией или ЧВСу и жаловались на грубость комбрига. Особенно неистовы в жалобах были прежние жительницы мухосрансков: -Вы представляете, наши родные Петривцы он назвал Мухосранском! Как он может командовать бригадой и не знать географии! А презервативы не мои были, а Люськины… А еще он нас бл…дями обозвал, а мы не такие…»

Командующий устало поднимал трубку и мягко журил комбрига: - Женщины говорят, ты их опять обматерил…

В ответ раздавалось бодрое: - Пиздит, товарищ командующий!

С ЧВСом было сложней. Комбриг вызывался в политотдел

флотилии. «Член» (сокращенно-ласкательное от «Член Военного Совета» ) обращал внимание на необходимый такт в обращении с боевыми подругами, несущими нелегкую службу

наравне с мужьями, подчеркивал, что на карте СССР нет города Мухосранска, и люди справедливо обижаются за страну, и что долг начальника такого ранга – изжить мат из лексикона.

- Товарищ Член Военного Совета, я уже говорил по поводу жалоб этих блядей командующему, все галимый пиздёж. По поводу мата – изживаю, после Вашей беседы из меня матерное слово хуй вытянешь. А с Мухосранском исправлюсь, бля буду»

И он действительно исправился. Великий Мухосранск был переименован в скромный Прохуяровск.А вот ЧВС только через два часа, в словаре Даля прочел, что « галимый»- то же, что пустой, голый. «Велика и могуча русский языка»- вспомнилась ему фраза классика. А потом с грустью подумалось, что даже академия Генштаба не дает настоящей глубины знаний. «Да, ближе надо быть к этому…как его…народу.» Мысль понравилась, и он ее записал, чтобы включить в доклад на очередном партактиве.

Оффлайн Mustafa

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 1411
  • Пол: Мужской
  • Из СРМ
Re: Байки
« #854 : 30 Июня 2019, 17:19:38 »
Итак, привезли неофитов. Все, радуясь, бросились в казармы смотреть на пополнение. Пришел, по долгу службы, и я.
Узнав, что командир в своей каюте, решил заглянуть к начальнику и другу. Оказывается, радовались не все. Наш командир плакал. Я был шокирован этим сверх меры, зная его как волевого и жесткого офицера. Он отхлебывал сухое вино из стакана, бил кулаком по столу, крутил «дули», кому-то наверху их показывая (думаю, отделу комплектования флота), и кричал:
— Десять суток отпуска, не считая дороги? В Африку? Да вот хер вам, умникам! ТАМ только овцы были, а тут и крокодилы, и бегемоты, и перевороты!
Он все не мог забыть отпуск Бердыбекова.
Увидев меня, он утер слезу, отхлебнул еще, и почему-то шепотом спросил:
— Зам, ты видел?
— Что? — перешел на шепот и я.
— Вот вечно вы замы так! Когда мелочь какая-то, вы ее раздуете до размеров авианосца, а мимо серьезного события проходите, не заметив! «Что»!- передразнил он меня.
Потом, еще раз отхлебнув, жестом пригласил меня наклониться, и почти в ухо произнес:
— Негры…
— Какие негры, где? — я, грешным делом, подумал, что командир перенапрягся, готовясь к поступлению в академию и читая учебник по МРКД (международное рабочее и коммунистическое движение), в котором борьбе черных за свои права было отведено не мало места.- В Африке?
— В п..де! У тебя под носом, в кубрике, а ты и не знаешь!
Служить будут…На моей подводной лодке…Негры…Уй! Командира передернуло, а на глаза опять навернулись слезы.
Я проникся серьезностью момента. У супостата процентов 80 экипажей кораблей имели темный цвет кожи. Это они охотились за нами, а мы за ними. И их — на лодку? А если в бою расовая принадлежность окажется выше долга?
Я пулей выскочил в кубрик. Действительно, на крайней койке, у стены, сидело трое курчавых, губастых, темно-фиолетовых ребят. В синих робах советских матросов. Они о чем-то тихо говорили на незнакомом языке.
— Может, суахили? — попробовал угадать я. Суахили я не то что не знал, но даже никогда его не слышал.
Пришлось проверить догадки командира:
— Do you speak English?
Бойцы напряженно замолчали. В их темных, выпуклых, похожих на крупные темные вишни глазах с красноватыми белками, не мелькнуло даже тени понимания. И это хорошо, так как пришлось бы вспоминать тему «Допрос военнопленного» на английском, а именно ее я в училище и пропустил.
Восточно-закавказский разговорник остался на лодке, пришлось начать с привычного:
— Вассалом Алейкум!
Бойцы оживились и почти дружным хором ответили:
— Алейкум вассалом, ага-джан!
Стало понятно, что мусульмане, но тень сомнения все же оставалась. И среди негров масса последователей этой веры. Тем более, по-русски они не понимали.
В качестве переводчиков были вызваны: ассириец Джабаров, дагестанец Курбанов, уйгур Раджабов, таджик Бердыбеков, адыгеец Хаджоев, азербайджанец Валиев, грузин Габурадзе, узбек Давлетханов, туркмен Сейтмурадов и даже кореец Ким. Этакий курултай башибузуков, но без достархана. Казахов, армян, башкиров, татар и бурятов я решил не вызывать.
Негры смотрели на нас довольно испуганно, но потом сообразили, чего от них хотят.
Начался тест на опознание. Шестая проба — таджик Бердыбеков, виновник всефлотского шума — дала желанный результат. Негры зашипели, загукали и заклекотали. Они оказались особым таджикским племенем с примесью индийской, афганской и пакистанской крови. Племя живет в горах Памира, питается бараниной и лепешками. С гор они не спускаются, муку доставляет вертолет. В школу дети, естественно, не ходят, лишнее это при таком первобытном укладе. Диалект у них тоже был уникальный, даже Бердыбеков понимал их плохо.
Однажды военкомат не выполнял план по призыву, и этих чабанов увезли тем же вертолетом, что доставил муку, в райцентр.
Мука играла роль приманки, чтоб дети гор выползли из своих пещер к доброй железной птице. В этот раз птица оказалась злой.
Потом какой-то умник определил, что чабанам место именно на подводной лодке — та же оторванность от цивилизации и минимум удобств.
Все это я узнал позже.
Получив ответ на главный вопрос и с воплем:
— Таджики! Таджики!- я помчался к командиру.
Наверное, я кричал в том же ключе, что и бедные болгарские крестьяне при приближении турок: » Янычары, янычары!», потому что командир уже доставал из сейфа пистолет, услышав мой истошный крик.
— Александр Петрович, таджики!- выдохнул я.
Командир молча спрятал пистолет в сейф
— Зам, чего ты так разорался? Таджики и таджики. Не негры ведь. Чего глотку рвать? Зачем ты мне сказал, что это негры? Я же сразу понял, что азиаты, а ты заладил: » Негры, негры»…
— Блин, ошибся, Александр Петрович.
— Ну, ты уж постарайся больше не ошибаться. Выясни все. А то орешь про негров, я и поверил. И вообще, Сергей Викторович, почему не Вы лично принимали и встречали пополнение?
Я оценил изящество хода и перевода стрелок. Командир не может проявлять слабость ни при каких обстоятельствах, особенно в случае с неграми. Даже передо мной. Ноблесс облидж — положение обязывает.
— Захлопотался, Александр Петрович. В следующий раз всенепременно встречу. Первым. Я.
Командир уловил сарказм в моем голосе, и плеснул вина во второй стакан, появившийся на столе. Мы чокнулись и закрыли вопрос. Ни в Африку, ни, тем более в Таджикистан никто из нашего экипажа в отпуск не ездил. Никогда.
Кстати, таджики — негры русский выучили за месяц. Не потому, что на нем разговаривал Ленин, а потому, что Бердыбекову присвоили очередное воинское звание — старшина первой статьи, и отдали несчастных ему в подчинение.

Оффлайн Mustafa

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 1411
  • Пол: Мужской
  • Из СРМ
Re: Байки
« #855 : 04 Июля 2019, 11:02:59 »
Ходовая вахта в подводном положении – довольно скучное занятие: сидишь себе в центральном посту и дел особо никаких. Боцман держит заданную глубину, рулевой – заданный курс, мотористы – обороты винтов соответствующие, а вахтенный офицер ничего не держит, крутится себе на вертящемся кресле из стороны в сторону и всех контролирует. В надводном положении, конечно, поинтересней: свежий воздух в лицо, живое море, множество светящихся целей на горизонте, за которыми надо следить и вовремя успевать расходиться – особо не соскучишься.

Время неумолимо клонится к полуночи. Вроде бы не так поздно, но бессонная предыдущая ночь и наметившийся уже недостаток кислорода всё сильнее дают о себе знать. В тесной каморке на шатком табурете сидит Борисыч. Он бдительно таращит глаза и прилагает героические усилия, чтобы не свалиться с табуретки. Из последних сил Борисыч борется со сном, но это у него плохо получается. Энергичные растирания висков и ушей, резкие встряхивания головой не очень помогают – штурман клюёт носом. Как на грех, и у него работы никакой. Идём под двигателем эконом-хода со скоростью два узла – тут даже штурману трудно перетрудиться. В подводном положении обсерваций нет, ставь себе по счислению точки на карту и координаты в вахтенный журнал вовремя заноси. Только и заботы, как бы голову на стол совсем не уронить да на карандаш глазом не напороться.


Старпому тоже несладко. Расположившись полуразвалясь на командирском кресле, он лениво перелистывает вахтенный журнал и время от времени так жутко зевает, что становятся видны все внутренние органы чуть ли не до прямой кишки. Чтобы не проглотил, на всякий случай отодвигаюсь подальше.

Но вот наконец старпом не выдерживает. Чтобы не вывихнуть себе челюсть или, заснув, не свалиться с кресла, он резко встает и, очевидно, решает немного размяться. А чтобы приятное сочеталось с полезным, заодно и проверить у подчинённых знания по устройству подводной лодки. Сгорбившись, втянув голову в плечи (в центральном посту выпрямиться в полный рост может разве что подросток, да и то лишь тот, которому выпало родиться недоношенным), старпом ходит по отсеку взад-вперед и обращается к присутствующим со странными вопросами. То ему надо выяснить расположение балластных цистерн (какая между какими шпангоутами находится), то вдруг начинает интересоваться баллонами ВВД: сколько их штук, как и в какие группы объединены, то вообще систему пожаротушения с многообещающим названием ЛОХ[1] нарисовать требует. А то вдруг положит руку на первый попавшийся маховик или кран – и отвечай ему, что это такое и для чего предназначено, как будто сам не знает! Так как клапанов, манипуляторов, задвижек и прочих железяк в центральном посту великое множество, то подобным образом развлекаться можно хоть до самого утра. Но народ в отсеке собрался грамотный и, что называется, битый. Один мичман Затычкин чего стоит! Особенно если коснуться вопросов плавучести корабля и некоторых теоретических аспектов, озвученных в свое время стариком Архимедом. Таких зубров врасплох не застанешь! Задор у старпома быстро пропадает, и он успокаивается. Взгромоздившись на свой насест, он опять принимается мусолить вахтенный журнал. Время от времени голова его непроизвольно опускается и с деревянным стуком бьётся о крышку конторки с документацией.

Поначалу мне тоже было нелегко, промучавшись с полчаса и набив на лбу здоровенную шишку, я всё же нашёл достойное занятие. Поменявшись местами с боцманом, я принялся осваивать тонкости работы с рулями глубины. На скорости два узла заданную глубину – пятьдесят метров – держать оказалось не просто. На столь малом ходу лодка почти не слушается рулей. Провалившись пару раз до шестидесяти и подвсплыв до сорока я наконец освоился и стал уверенней манипулировать рычагами и держать заданную глубину. Как выяснилось, это не так-то сложно. Если лодка хорошо отдифферентована, достаточно подрабатывать только кормой. А чтобы амплитуда не была такой большой, надо своевременно возвращать рули в горизонтальную плоскость и на подходе к заданной глубине вовремя гасить инерцию. Если кому-нибудь из моих читателей случится в жизни управлять подводой лодкой (мало ли что может произойти: купит, например, по сходной цене, в шахматы выиграет или, не дай Бог, угонит), пусть зря не мучается, смело разгоняется узлов хотя бы до восьми – так гораздо сподручнее будет.

По последней информации, поступившей к нам из самых надёжных источников, ожидается, что скоро будем ложиться на грунт и снаряжать РДУ (т.е. делать кислород). Когда покончим с этими важными делами, дадут отбой, и до восьми утра можно будет спокойно спать, ни о чём не беспокоясь. Завтра тяжёлый день: на нас уже началась охота, поэтому командир решил дать экипажу отдохнуть.

Наши противники – противолодочные корабли: один большой (БПК) и два малых (МПК) – вышли из базы за нами вслед и уже должны приступить к поиску. Задача экипажа подводной лодки в этой ситуации предельно проста: как можно дольше не дать себя обнаружить. Если принимать в расчёт лишь человеческий фактор, то под водой наша субмарина может находиться достаточно долго. Даже по тактико-техническим данным это получается 575 часов, т.е. почти месяц. Регенерации и продуктов питания на этот срок как раз должно хватить. Но никто не собирается так долго нас мариновать, да и ёмкости аккумуляторной батареи даже при самом экономном её расходовании едва ли хватит на четверо суток. Поэтому по плану, заранее разработанному для нас заботливым командованием, завтра утром мы потихоньку снимаемся с грунта и в заданном квадрате ходим параллельными курсами под одним электромотором всё на той же пятидесятиметровой глубине. Таким образом, мы будем изображать собой стратегический ракетоносец вероятного противника, который маневрирует в районе боевого патрулирования и зачем-то угрожает мирному и созидательному труду советских граждан.

Задача надводников в этой ситуации так же предельно проста: маневрируя своими излюбленными противолодочными зигзагами, используя все имеющиеся на воружении силы и средства, обнаружить неприятеля и тут же решительно его атаковать и безжалостно уничтожить (условно, разумеется).

В экипаже уже проснулся спортивный азарт. Несмотря на некоторые бытовые неудобства, связанные с длительным нахождением ПЛ в подводном положении, никому не хочется, чтобы противник нас обнаружил. Без всяких команд и какого-либо принуждения люди совершенно перестали шуметь. Двери закрываются нежно, без лязга и стука. По пайолам ходят чуть ли не на цыпочках. Кое-где уже и в разговорах перешли на шёпот, что, впрочем, было совершенно излишне.

Между тем центральный пост медленно превращается в сонное царство. Вот, уронив голову на конторку и пустив струйку слюны на вахтенный журнал, тонко засвистел носом старпом. Видя такое дело, боцман, временно освобожденный мной от выполнения служебных обязанностей, тоже не растерялся: вольготно развалившись в кресле вахтенного офицера, принялся явственно похрапывать, время от времени подергивая левой ногой и что-то бормоча под нос.

Даже железобетонный Арнольд, и тот, похоже, сломался. Десять минут назад с преисполненным ответственности видом он спустился для проверки в трюм, да где-то там и потерялся. В центральном посту в живых остаёмся лишь я – вахтенный офицер, рулевой и штурман. Задраенные двери межотсечных переборок не пропускают звуки из соседних помещений, и если бы не эпизодические доклады акустика о прослушивании горизонта да вахтенных из отсеков, то можно было бы подумать, что сонное царство завладело всей подводной лодкой.

Но нет, жизнь на корабле всё же продолжается. Отворяется дверь второго отсека, из кают-компании доносится возбужденный голос командира, а в круглом проеме люка появляется фигура матроса-вестового. С чайником наперевес он семенит в направлении камбуза за кипятком.

– Ну, что там командир? – от скуки, чтобы хоть что-то спросить, задаю я неопределенный вопрос.

– Да ругается всё! Гадами какими-то непонятными всех называет!

– Это какими такими... непонятными?

– Да какими-то... Забыл! Ремегадами... Нет. Реле...

Нет...

– Ренегатами?

– Вот, вот! Ренегадами!

Вестовой убегает на камбуз, через минуту с полным чайником возвращается назад и исчезает за броневым кругом двери. На секунду становятся слышны и тут же молкнут спорящие голоса, и вновь в отсеке виснет звенящая тишина.

Скоро мне надоедает отдуваться за всех, и я решаю произвести побудку. Но не так, чтобы переполошить весь отсек. Резко нельзя. Среди нагромождения железа в тесноте подводной лодки действовать надо предельно аккуратно. Неправильно разбуженный человек может дёрнуться, резко подскочить, треснуться головой о какую-нибудь железяку и не дай Бог что-нибудь поломать. Головы у подводников крепкие, за них можно не беспокоиться, а вот корабельное оборудование надо по возможности беречь.

Начинаю с боцмана. Штурман советует полить его водой, но не всего: плеснуть немного на шорты в районе промежности и посмотреть, что из этого получится. Долго уговаривать меня не пришлось: я тут же выливаю полстакана воды боцману между ног и с интересом ожидаю результата. Ко всеобщему удивлению, ничего не происходит. Не то чтобы моё действие не произвело совершенно никакого эффекта, но результат явно неудовлетворительный. Боцман перестает сопеть, бормочет под нос нечто невразумительное и вместо левой ноги начинает подергивать правой.

В продолжение эксперимента выливаю ещё полстакана и вновь застываю в ожидании. Выражение лица испытуемого, до этого вполне безмятежное и можно даже сказать блаженное, начинает меняться: губы непостижимым образом кривятся и закручиваются чуть ли не в интеграл, брови наезжают на переносицу и, сломавшись об неё, становятся домиком, лоб бороздят глубокие морщины. По всему видно, что под изгибом черепной кости затеплилась какая-то мозговая деятельность и угасшая было жизнь вот-вот вернет свои утраченные позиции. Тут я решаю не жадничать и выливаю уже целый стакан.

Наконец-то почувствовав, что по ляжкам потекло что-то тёплое, боцман открывает глаза. Посмотрев на мокрые шорты, на тонкие струйки, стекающие по голым ногам, на растекающуюся под креслом темную лужицу, он непроизвольно дёргается, пытается вскочить, но вовремя овладевает собой. Он осторожно поднимает на меня чистые, ничего не понимающие глаза, его блуждающий взгляд выражает крайнюю степень недоумения. Я делаю вид, что ничего не замечаю, – зачем смущать человека, тем более находящегося при исполнении. Природная деликатность не позволяет допустить, чтобы кому-то стало понятно, что его позор уже известен окружающим. Я скромно отворачиваюсь и, как ни в чём не бывало, спрашиваю:

– Ты что, Иваныч, подскочил? Приснилось что? Отдохнул бы ещё, мы тут и без тебя неплохо справляемся.

Но боцману, видимо, не до сна. Повернувшись ко мне бочком, он пытается делать вид, что ничего не произошло. Подчёркнуто небрежным тоном принимается рассказывать свой сон, при этом с опаской косит глазом на лужицу под собой и на кусок ветоши, заткнутый за трубопровод неподалеку. Дождавшись удобного момента, он берет её якобы для того, чтобы вытереть потные руки и как бы невзначай роняет на пол. Затем незаметно (как ему кажется) надвигает ветошь на лужицу и начинает медленно затирать ногой, двигая туда-сюда. Первая паника уже прошла, но по задумчивому виду боцмана видно, что он всё еще чем-то озабочен.

Штурман из своего угла наблюдает за происходящим, заговорщицки подмигивает мне, и его довольная физиономия сияет от удовольствия. Сон как рукой сняло. Рулевой, до сей поры тоже страдающий от подступившего приступа необъяснимой усталости, повеселел, приосанился и даже начал что-то напевать себе под нос. В бессознательном состоянии остаётся только старпом, да не совсем ещё ясна судьба потерявшегося в трюме Арнольда. Надо пойти посмотреть!

Посадив боцмана на его рабочее место, приступаю к поискам Арнольда. Спустившись в трюм, нахожу его, уютно прикорнувшего у прохладной двери провизионки. Конечно же, он не спал! Как вы могли об Арнольде такое подумать? Ему просто показалось, что «Маруська» как-то не так стала работать. А при такой жаре сами понимаете, чем может обернуться выход из строя холодильного агрегата. Вот он и решил проверить. И проверил! Всё работает, как часы, не стоит даже беспокоиться. А то, что немного задержался и сидел с отрешённым видом, прислонившись к двери, – ну так что ж? Качественно же проверял, прислушивался, как компрессор работает. Спиной же температуру контролировал, чуть почки себе не отморозил.

За бдительность, старание и самопожертвование, проявленные при выполнении своих служебных обязанностей, объявляю Арнольду благодарность и обещаю походатайствовать у механика о предоставлении внеочередного отпуска с выездом на родину. Вместе мы выбираемся на поверхность.

Продолжение следует.

Оффлайн Mustafa

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 1411
  • Пол: Мужской
  • Из СРМ
Re: Байки
« #856 : 04 Июля 2019, 11:04:36 »
Продолжение:

Остаётся старпом. Тут надо бы поделикатнее. Начальник как-никак. Известно, что у начальников чувство юмора особенное, они, конечно, тоже любят шутки разные, но шутить предпочитают больше сами. Шутки над собой они почему-то не всегда правильно воспринимают. А если у начальника с чувством юмора наследственные проблемы, то тут и на кичу загреметь недолго. К розыгрышу вышестоящего начальства, таким образом, надо подходить со всей ответственностью, буквально до миллиметра выверив каждый шаг и тщательно всё продумав. При этом желательно, чтобы, повеселив от души всех, сам он так и не догадался, что смеялись именно над ним. В этом и есть высший пилотаж флотского розыгрыша. Поэтому мы не стали опускаться до банальностей с обливанием водой, с привязыванием к креслу и с идиотскими криками над ухом. Такой примитив не для нас. Мы решили действовать тоньше.

Обычным вопросом:

– Сергей Гариевич, а за что вы так евреев не любите? – я заставляю старпома очнуться.

Почему-то даже этот невинный вопрос, произнесённый достаточно громко, членораздельно и внятно, ставит его в тупик.

– Сергей Гариевич, повторите! Я не совсем понял, что вы сейчас сказали? – не унимаюсь я.

Пока старпом недоуменно хлопает глазами, трёт ладонями виски и уши, пытаясь въехать в обстановку, ко мне присоединяется штурман:

– Да, Сергей Гариевич, пожалуйста, проясните свою позицию. Мы вас тут внимательно выслушали, но, честно говоря, не совсем понимаем. Что вы конкретно хотели этим сказать?

Я старательно трясу головой в знак согласия и в предвкушении хохмы потираю руки. Борисыч, приняв свой обычный иронично-таинственный вид, продолжает с обличительными интонациями в голосе:

– Конечно, Сергей Гариевич, кое в чём с вами можно согласиться: все политработники – дармоеды, все штабные – сволочи, от этого никуда не денешься. Но при чём здесь евреи? Зачем вы опять на них всех обезьян вешаете? Сколько можно? Вы что – антисемит?

Старпом усиленно пытается осмыслить услышанное. Не поверите, уважаемый читатель, но в этот момент я явственно слышал, как, ворочаясь, скрипели, словно мельничные жернова, оба полушария его мозгов! С опаской поглядев по сторонам, переведя блуждающий взгляд со штурмана на меня, на боцмана, затем на рулевого и вновь на штурмана, старпом наконец-то отвечает, не совсем, правда, вразумительно:

– Что???

– Как что? – штурман в недоумении таращит на него глаза. – Это я вас, Сергей Гариевич, спрашиваю, «что»? Вам евреи что сделали? Почему вы их так не любите?

– Я??? – ещё больше изумляется старпом.

– Сергей Гариевич, вы меня, конечно, извините, если разговор вам перестал нравиться, мы можем его прекратить, но к чему эти ваши недоумённые возгласы? Сами завели разговор, а теперь в сторону уходите – у замполита, что ли, научились?

Скроив обиженную физиономию, штурман демонстративно отворачивается и скальпелем, выигранным накануне у доктора в шахматы, начинает затачивать карандаш.

– Минёр... – с опаской и недоверием косясь в сторону Борисыча, старпом обращается ко мне. – Это он чём?

– Как о чём? – испуганно округляю я глаза. – Вы что, не помните, о чём сейчас говорили?

– Я... говорил???

– Ну да... Вы сказали, что перестройка – это сионистский заговор, что Горбачёв – кошерный еврей, что Гитлера на этих жидов нет, что в Кремле уже синагога строится и что вы сами это видели...

– Я... видел... – упавшим голосом выдыхает старпом. – Минёр, а ты не врёшь? – в его взгляде сквозит надежда.

– Вру??? – я обиженно надуваю губы. – Сергей Гариевич! Мне не верите, вон хоть у боцмана спросите!

До боцмана к этому моменту уже дошло, что не далее как десять минут назад его самого жестоко разыграли, но с чувством юмора у него всё в порядке, поэтому, недолго думая, он с готовностью откликается:

– Да, говорили, товарищ капитан-лейтенант! Горбачёва Мойшей Самуиловичем называли, Раису Максимовну – Рахилью Моисеевной! А когда штурман стал с Вами спорить, его самого Самуилом Шмульевичем обозвали.

Старпом затравленно оглядывается по сторонам, в глубокой задумчивости встаёт и делает несколько шагов по отсеку. Присев на комингс у кормовой переборочной двери, он подпирает челюсть рукой и застывает в позе мыслителя.

Тут на сцене вновь появляется штурман и, обращаясь ко мне, как ни в чём не бывало начинает тараторить:

– Я вот, минёр, честно, не понимаю: почему чуть что – сразу евреи... евреи... У меня вот товарищ есть – еврей... Ванька Прудкин. Да ты его знаешь, штурман с пятнадцатой. В общаге со мной живет. Ну и что с того, что еврей? Выпить с ним, закусить, бардельеру какую изобразить – милое дело. А как на аккордеоне играет! Как поёт! Пропердино Клозетти! Инструмент возьмёт, меха растянет – вся общага сбегается! Мы если соберемся бэмс какой устроить, у нас всё честь по чести: выпить, закусить – это само собой, но у нас ещё и целая культурная программа организовывается. Разве что у зама не утверждена. Начинается она обычно после второй бутылки. Если «Три танкиста» петь начинаем, значит, третья пошла. «Враги сожгли родную хату» и «На безымянной высоте» – четвёртую распечатали. У меня слезы уже текут, душа надрывается, остановиться не могу, а Ванька знай себе наяривает! Знает, гад, как военные песни меня за душу берут! Я как выпью, сентиментальным становлюсь до невозможности, будто сам с пехотой до Берлина пропахал. А Ванька давай наяривает: «Катюшу», «Смуглянку», «Скалистые горы»... У Ваньки, кстати, дед под Кенигсбергом погиб, в танке заживо сгорел. Пепел потом с сидения соскребли и похоронили. А мой дед всю войну прошел, в Праге победу встретил, три ранения. Но это ещё не всё... В Маньчжурии в августе сорок пятого – четвертое, ногу по колено оторвало... Вот только тогда и отвоевался. Эх, были же люди! Были настоящие солдаты! Пахари войны... Мне дед, когда ещё жив был, такие вещи рассказывал – волосы дыбом вставали! Через такие мясорубки прошёл – никакой Афган тут и рядом не стоял... Это я тебе говорю...

У штурмана заблестели глаза. Он знал, о чём говорил. Мы помним, что в своё время целых полтора года он провёл в самом пекле Афганской войны, именно откуда и уехал поступать в военно-морское училище. Как видно, рассказы деда потрясли его неизмеримо сильней. Отвернувшись, он с минуту молчал, собирая и разгоняя на лбу складки, затем, справившись с приступом сентиментальности, как ни в чём не бывало продолжил рассказ в своей обычной полушутливой манере:

– А один раз мы под утро всей компанией «Интернационал» орать начали, и, представляешь, какой-то козёл скорую вызвал. Я бы понял ещё – милицию, но скорую-то зачем? Приехал экипаж. Как потом выяснилось, с психиатрички. Врачиха – дамочка в очках, вся такая манерная, интеллигентная, и два санитара – амбалы под два метра длиной, но тоже вежливые и культурные. Сразу поняли – подводники стресс снимают, лучше не мешать. Мы им налили. Ребята не отказались. Выпили, шпротами закусили. Врачиха сначала носик морщила – резиной, видите ли, спирт наш пахнет, а где я ей среди ночи другого возьму? Медицинский-то мы перед этим весь уже употребили. Но не беда, валерьянки ей туда для запаху накапал – выпила за милую душу, даже не поморщилась. Налили ещё, повторили. Потом ещё. Познакомились. Потом «Интернационал» ещё раз спели – уже вместе. Потом «День победы». К нам потом ещё Витя Лыков зашел, механик с «восьмёрки», не спалось ему что-то под утро (как потом выяснилось, это он, гад, скорую вызвал!). «Я думал, у вас Кобзон тут в гостях!» – говорит. А я ему: «Да на кой чёрт нам твой Кобзон нужен, когда у нас Ванька Прудкин есть! Тоже еврей, а поёт ещё лучше!» У нас тогда ещё идея возникла: как в отставку выйдем, рвануть в Германию. Там на девятое мая у Браденбургских ворот «День победы» в матюгальник исполнить, да так, чтобы на весь Берлин слышно было. Танк бы ещё где-нибудь раздобыть! И покататься, покататься... – штурман мечтательно закатывает глаза.

– Потом, помню, – продолжает он, – Ванька «Сиртаки» заиграл. Эдак проникновенно, с выходом. Ты «Сиртаки» слышал? Ну да, такая заводная греческая мелодия. Так вот, когда Ванька её исполняет, на месте усидеть невозможно. Я докторшу под ручку... Потом «Цыганочку», «Барыню», и понеслось... Странно, как под нами тогда потолок не обрушился. Потом вальс «Амурские волны» заиграл – у меня душа опять развернулась. Потом «На сопках Маньчжурии», «Офицерский вальс»... Я с врачихой танцевал, она ко мне прямо прилипла. Потом ещё выпили, кто-то ещё литр спирта притащил. Опять что-то пели. Мы с врачихой на пару ламбаду танцевали. Так жопами крутили!.. Потом она полезла на стол канкан танцевать. Чуть не убилась, едва за юбку успел поймать... Потом по городу на скорой с мигалкой кататься поехали. Я на следующий день вечером проснулся у врачихи дома. Двое её пацанов меня уже папой называют. Предъявляют списки подарков, которые я пообещал купить. А самое главное, спрашивают, где это я так долго пропадал. Посмотрел я на это дело трезвыми глазами, маму их получше разглядел – бог ты мой! Точно: пить надо меньше! Почему вот, минёр, так: одна бутылка – в самый раз, две – много, а три – мало? Я потом два дня протрезветь не мог. Выпью стакан воды и опять пьяный хожу, – штурман вновь ностальгически закатывает глаза, вспоминая разгульную холостяцкую жизнь в убогой офицерской общаге и, покосившись на старпома, продолжает:

– А когда мы с Ванькой в город выходим, женщины вокруг нас так и вьются. Сами откуда-то возникают! Я даже подумать о них ещё не успеваю, как Ванька уже кого-то за ниже спины держит. Представляешь, какой это незаменимый человек в нашем холостяцком деле! А некоторые всё: «Евреи, евреи!» – штурман бросает в сторону старпома красноречивый взгляд.

– И что это вы на них, Сергей Гариевич, так взъелись?

Старпом уже немного пришёл в себя от первого потрясения, но вид его всё ещё оставлял желать лучшего. Как долго тянулось бы это издевательство над, ни в чём не повинным начальником, сказать трудно. Зная штурмана, можно было предположить, что уймётся он ещё не скоро. Но тут бесшумно распахнулась переборочная дверь и в отсек грузно ввалился сам командир. Он полностью разделался с ренегатами и оппортунистами, засевшими в кают-компании, поэтому настроение у него было самое безоблачное. Бросив взгляд на погружённого в тяжкие размышления старпома и на сияющую физиономию штурмана, он сообразил, кого на этот раз тот сделал своей жертвой. Незаметно показав штурману кулак, командир как ни в чём не бывало обратился к старпому:

– Ну что, Сергей Горыныч, тьфу ты... Гариевич! Давай объявляй тревогу! На грунт будем ложиться. Ты что это сегодня смурной какой-то? Ностальгия замучила, что ли? Ты это бросай. Со штурмана вон бери пример... Смотри, харя какая довольная! Ты бы у него... – Окончить командир не успел: раздался сигнал учебной тревоги, все вокруг забегали, засуетились, и про антисемитский демарш старпома никто больше не вспоминал.

[1] Лодочная объёмная химическая.

Оффлайн Mustafa

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 1411
  • Пол: Мужской
  • Из СРМ
Re: Байки
« #857 : 26 Июля 2019, 09:11:20 »
Cидели мы втрoем за кружкой пенного и вышел у нас с оппонентом спор. Мужчина пытался задвинуть мне что-то героическое из жизни Натовских военных и договорился до того, что русские им не то что бы уступают, а вообще — рядом не стояли.
Со мною был старый друг, который и рассудил наш разговор, оценив его, как имеющий все шансы перерасти в нечто более серьезное.

Привожу вкратце его рассказ.
Дело было в середине 90-х. Работал он на Дальнем Востоке по вылову краба на РСах (суденышки рыболовные) представителем фирмы. А надо сказать, что вылов краба был в то время бизнесом полукриминальным, в том смысле, что большая часть вылова шла неучтенно и контрабасом сдавалась на Японию.
С японской стороны прием краба контролировался «Якудзой». В одну из встреч в японском порту, он встречался с седым, уже хорошо за 70, японцем из этой организации, и почувствовал с его стороны некое чересчур уважительное к себе отношение. Даже какой-то пиетет.
Ну наши люди за рубежом этим не избалованы. Тем более от людей старшего возраста. На его вопрос, а чем вызвано такое к нему отношение, японец пояснил: «Для людей моего поколения это нормально. Это чувство мы унаследовали после войны».
На вопрос как и что, японец продолжил. «Когда началась война, мы знали, как воюем мы сами. Мы видели, как воюют против нас США, Британия, Канада, Австралия. Мы хорошо знали, как воюют наши союзники — немцы. Но когда пришли русские в ’45-ом — это было что-то другое. Это был как каток. Они были против нас, как головорезы против младенцев. Оглянуться не успели, как армии уже не было. Они нас просто не заметили».

Оффлайн Mustafa

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 1411
  • Пол: Мужской
  • Из СРМ
Re: Байки
« #858 : 28 Июля 2019, 20:38:09 »
"Хорошими делами прославиться нельзя,"- пела старуха Шапокляк в советском мультике и во многом была права. Так и наш герой стал "легендарной личностью" благодаря беспрецедентному разгильдяйству сразу нескольких должностных лиц.
Ежегодно молодые лейтенанты перед выпуском выбирают для себя дальнейшее место службы, и по старой доброй традиции на вопрос отцов-командиров: "Где служить хочешь, сынок?"
Молодые офицеры голосом полным решимости отвечали: "Куда Родина пошлет!"
А Родина порой посылала в такие места, которые и на карте мира выглядели не особо дружелюбно, а в ближайшем приближении там ядерные отходы и тараканы себя неуютно чувствуют. Однако еще военная присяга обязывала стойко переносить тяготы и лишения военной службы.
Лейтенант Кравцов (реальная фамилия героя изменена) был одним из таких счастливчиков. По результатам распределения он занял должность командира взвода разведки на острове, омываемом двумя морями Северного Ледовитого Океана. Однако данный факт не выбил лейтенанта из колеи, он честно и добросовестно исполнял свой воинский долг. Все неприятности с ним случились, когда ему согласно графика выпал долгожданный отпуск.
А так, как прямых рейсов "Аэрофлота" на арктический остров было не предусмотрено, покинуть "райское место" можно было двумя способами. Два раза в месяц к ним прилетал "волшебник" в грузовом вертолете, который привозил различную провизию, а на обратном пути забирал людей на большую землю. Существует байка, что данный летательный аппарат сбрасывал еду, не опускаясь ниже тридцати метров, иначе в него начинали запрыгивать все желающие включая моржей и белых медведей. Доля правды в этом есть, вертолет никогда не глушил ВСУ (вспомогательную силовую установку), так как был риск заморозить аппарат, оставив его здесь в качестве сувенира навечно.
От того, все кому посчастливилось покинуть остров с сумками в руках караулили окончание разгрузки, дабы ни теряя драгоценных минут запрыгнуть на свою птицу удачи.
Так вот лейтенант Кравцов был из тех, кто свой шанс упустил! И вот стоит он, глядя в хвост улетающему Ми -26, и понимает, что половину собственного отпуска проведет в комнате своего общежития, наблюдая из окна за поднадоевшими красотами полярной ночи. Не буду говорить про скупую мужскую слезу, но что творилось на душе молодого человека догадаться не трудно.
Остается идти заливать свое горе в кабак при военторге, в надежде "зацепить" кого-то из свободных дам на вечер, коих в гарнизоне было полтора человека.

Но русский офицер, создан по таким лекалам, что в критической ситуации он начинает искать любые альтернативные варианты, порой даже на грани безумия, и лейтенант ВДВ не был исключением. Гарнизон острова частично пополнял свои запасы благодаря причаливающим к берегу подлодкам, на ту беду Кравцову в баре попался сердобольный мичман Северного ВМФ, который за умеренную плату обещал доставить офицера в город-герой Мурманск через два дня. Однако капитану атомохода хитрый мичман решил не сообщать о "пассажире", спрятав того в каюте с тремя проверенными матросами.
Вот тут и началось все самое интересное, сообщник лейтенанта не знал и знать не мог по своему рангу, о секретном задании, которое предстояло выполнить экипажу подлодки. И вместо порта приписки атомоход отправился на "рыбалку" в НАТОвские воды. Суть данного мероприятия заключалось в проверке бдительности вероятного противника. Две или три подлодки вторгались в территориальные воды стран НАТО и начинали поочередно обнаруживать для противника свое местоположения. Вражеский военно-морской флот, заметив нарушителя был вынужден реагировать на происходящее, однако к моменту их подхода наша подлодка успевала уйти от преследователя в свои или нейтральные воды, а в этот момент на другом "конце" моря появлялась еще одна подлодка, вынуждая переключаться на себя все те же силы, и так этот прием мог повторяться несколько раз в течении нескольких дней. Таким нехитрым способом две субмарины могли гонять весь флот противника по всему морю, как вшивого по бане... Потренировав боеготовность стран Балтии наша субмарина, опять-таки не причаливая к родному берегу, отправилась бороздить волны Северных морей к японскому берегу.
Как вы понимаете, для лейтенанта Кравцова ситуация становилось критической, и дело уже не в загубленном отпуске. Неприбытие Кравцова на службу в установленный срок грозило ему статьей уголовного кодекса "Уклонения от воинской службы", а о его экзотической «маршрутке» на берегу не знал никто. Единственное, что оставалось подводному пленнику, идти на явку с повинной к капитану подлодки в надежде на то, что разгневанный командир не высадит "безбилетника" на льдину, как мамонтенка.
Лейтенант ВДВ сдался командиру подлодки лишь спустя три недели и это уже можно было считать подвигом, так как человек его комплекции в полусогнутом положении провел все это время разглядывая одну и ту же каюту, с одной лишь надеждой вернуться на свой сказочной остров, до того момента, пока у его комбата не появиться желание выкрутить его головушку, как перегоревшую лампочку.
Однако и гнев капитана он явно недооценивал! Всегда вежливый и учтивый морской офицер на сей раз не стеснялся упражняться в трехстрочном ямбе.Капитан ярко и красочно высказал все, что он думает об умственных способностях лейтенанта, а также свои сомнения в половой ориентации всех тех, кто покрывал данного персонажа. Естественно менять планы и прерывать боевую задачу ради одного раздолбая никто не стал. Самого же офицера ВДВ назначили на должность матроса, отвечающего за чистоту в каютах. И тому было за счастье занять себя хоть каким-то общественно полезным делом.
Двоякость ситуации была в том, что, сообщив о нелегальном пассажире, командир субмарины подставлял себя. Что он за капитан, если допустил такое разгильдяйство на атомоходе! Сопоставив все за и против, командир присылает в свой штаб телеграмму.
Сообщить в в/ч 0000 (от авт. войсковая часть Кравцова) о том, что командир взвода разведки лейтенант Кравцов В.В. добросовестно выполняет свои должностные обязанности в составе экипажа.
На что с берега прислали короткий и емкий ответ:
Какого лешего(от авт. здесь я несколько смягчил формулировки)!
Завязалась переписка достойная публикации в золотом сборнике эпистолярного жанра, в которой капитан все же убедил свое командование в необходимости обмена опытом между подводниками и «Войсками Дяди Васи».
А тем временем Кравцов, не теряя боевого духа, с каждым днем поднимался по карьерной лестнице и к концу второго месяца освоил управления охлаждающих систем, а также кое-какие азы подводной навигации. Офицер ВДВ верный девизу "Никто кроме нас" с охотой брался за любую работу, лишь бы приблизить окончание своего морского заточения.
На берег нога лейтенанта вступила спустя четыре месяца в славном городе Владивостоке, откуда обезумевший от счастья Кравцов был вынужден мчать на всех порах к себе на остров.
Телеграмма от представителей ВМФ не избавила офицера от аттестационной комиссии на предмет целесообразности продолжения военной службы данным персонажем.
Выслушав обо всех злоключениях бедолаги из первых уст командир полка вынес свое заключение:

" Разбрасываться такими кадрами большая роскошь, у меня один такой командир разведвзвода, который все северные моря изведал, да еще и границы натовские по нескольку раз на дню переходил. Проступок лейтенанта определяю в подвиг, начальнику штаба, подготовить соответствующие документы."
Отпускной лейтенанта был аннулирован, вместо этого, задним числом был выписан командировочный на подлодку. Кравцов, пользуясь своими "связями" во флоте, проставил в документах нужные отметки, и наконец-таки был отправлен в долгожданный отпуск.
С тех пор прошло уже лет семь, а "подвиг" легендарного лейтенанта так и остается единственным в своем роде, что, наверное, и к лучшему.

Оффлайн Mustafa

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 1411
  • Пол: Мужской
  • Из СРМ
Re: Байки
« #859 : 30 Июля 2019, 08:07:27 »
Военно-морские перлы вице-адмирала Геннадия Антоновича Радзиевского .

1. Напоминаю - глаз у меня маленький, но очень злопамятный...

2. Я, как собака в звании контр-адмирала, ношусь за офицерами и мичманами дивизии ракетных кораблей по территории эскадры…

3. Мне все интересно, и вообще...

4. Если матрос бездумно радуется жизни, то я настораживаюсь до тех пор, пока улыбка медленно не сползет с его лица.

5. Вы учтите, я не с пальмы слез, я тоже был старпомом.

6. Танки клопов не давят, я даже не буду с вами разговаривать, товарищ капитан 3-го ранга.

7. Мне, конечно, приятно открывать вам глаза на мир, рассказывать о чем-то новом и увлекательном, будоража при этом ваш пытливый флотский ум, но я - не заезжий лектор общества "Знания", я - заметный представитель великой инквизиции и могу сделать больно сразу всем.

8. Я - начальник штаба эскадры, контр-адмирал, и то иногда вынужден думать ...

9. Иногда у меня возникают справедливые вопросы, но не потому, что я кого-то хочу мордой в дерьмо, потыкать, просто мне интересно.

10. Я пока не кусаюсь и ядом не травлю, я - пока добрый, но все это – впереди…

11. А вы не зазнавайтесь, товарищ капитан 2-го ранга, это я - вас, а не вы -меня.

12. Нет уж, давайте разберемся до конца, что это - мой природный долбо…зм, или ваша дремучая неисполнительность?

13. А после утреннего ориентирования я хочу видеть только тех флагманских специалистов, кого я хочу...

14. Не забывайтесь, если я туда направлюсь, то это будет поездка по вашим телам на танке с мелкими гусеницами, что бы было больнее.

15. Я долго и упорно добирался до штаба бригады эсминцев, но им крупно повезло в этой бренной жизни - они успели самоликвидироваться.

16. Когда я был старпомом, то по понедельникам, я лично в течении 45 минут во время проведения строевых занятий тренировал командиров вахтенных постов по принципу: "Бежит незнакомый мужик с копьем - ваши действия?".

17. Не забывайте, если я не сдержусь и плюну - то сразу будет злорадная телеграмма по флоту с непарламентскими выражениями и мерзкими словами.

18. Начальник штаба флота вчера ругал меня резкими словами с привлечением ненормативной лексики, вызвавшей в моей душе чувство внутреннего протеста и обиды.

19. Вы там не хихикайте, я окончательно еще из госпиталя не выписался…

20. Странное дело, я на службе уже десять дней, а мне никто ничего не докладывает.

21. В ваши годы, товарищ капитан 3-го ранга, я страдал только венерическими заболеваниями.

22. Все - все, замолкаю, а то вы меня сейчас обзовете Генкой - сукой, на палубу упадете и тоненькими ножками в неуставных штиблетах судорожно засучите.

23. А я давно заметил, что наш эскадренный правовик по возвращению из отпуска так и норовит то винцом "Припять лучистая" меня попотчевать, то чернобыльскими яблочками угостить. Видно желает, чтобы мой главный орган засветился и упал навсегда.

24. Раз сказали - нормально, два сказали - цыкнули, три - трахнули по черепу, четыре - сразу в морду. Вот вам и вся методология воспитательной работы, а вы мне пытаетесь лапшу с солитерами на уши навешать.

25. Я говорю - говорю, а от вас как от стенки горох отскакивает, но мысль свою продолжаю. Хотя подождите - сейчас я чем-нибудь вас ошарашу.

26. Возвращаться из отпуска - увлекательно интересно, сразу в глаза бросаются вещи непонятные, невозможные и несовместимые с военной службой на море. А в голове долгое время настойчиво свербит одна и та же мысль -"Почему мы до сих пор не сгорели и не утонули", но через пару дней поневоле к безобразиям привыкаешь, хотя и дергаешься некоторое время во сне.

27. Я часто мечтаю о таком замечательном дне, когда смогу сказать: "Товарищи шланги, не извольте беспокоиться, собирайте свои манатки и ищите новое место с меньшим объемом работы".

28. А когда с корабля волокут неподъемную мясную тушу для того, чтобы ее пропить за наше здоровье, то обязательно скажут магические слова - "Для командира эскадры", и, что интересно - ведь им верят, а почему?

29. Прихожу на большой десантный корабль "Кандопога", внимательно открываю один глаз - настораживаюсь (чую - в воздухе пахнет КРИМИНАЛОМ), аккуратно открываю другой глаз, старательно всматриваюсь - а там СОКРЫТИЕ. Естественно - очень возмущаюсь.

30. Что это за стиль работы - вы набираете воздух в рот целую неделю, потом еще два часа пыжитесь что бы что-то сказать, а получив по ушам от меня за 5 секунд, замолкаете снова на неделю.

31. Прошлый раз, в штабе флота, я получал по физиономии один - мне было больно, скучно и противно. В следующий раз возьму с собой комдива и комбрига - будем друг другу кровавые нюни утирать.

32. А товарищ Виронов, которого вы, командир дивизии, представили к ордену, сейчас жариться на морском пляже под лучами ласкового сентябрьского солнца, запивая терпким молодым вином сочные шашлыки, бегает тайком от строгой жены по молодым распутным девкам, а меня вместо него Командующий Флотом пялит и пялит. Это - нечестно, не по товарищески. Готовьте приказ о наказании.

33. Я точно не уверен, но из нас троих - один дурачок, это - точно.

34. А старпом тяжелого ракетного крейсера "Адмирал Ушаков" обнаглел до такой степени, что мерзкий рапорт написал на имя командующего Северным Флотом с просьбой оградить его от моих нападок и оскорблений. Такое не забывается никогда - я все сделаю, но этот рапорт постараюсь ему даже в гроб положить.